Все, что плохо лежит

Есть у меня на работе в кабинете коробка с игрушками. Игрушками удобно расположить к себе ребенка для осмотра, и занимать его, пока я делаю запись  и рассказываю родителям о лечении. Такие же «волшебные» коробки есть в каждом кабинете педиатра, так же игрушки, вместе с карандашами и раскрасками, обитают в холле, где детки с родителями ожидают приема врача.

Часть этих игрушек принесли доктора, часть — централизовано закупила клиника. Перед новым годом в холле было несколько десятков одинаковых машинок и погремушек-петушков. Через неделю их осталось  на треть меньше, затем — еще меньше, сейчас не осталось ни одной. Куда они деваются? Игрушки забирают с собой дети, уходя из клиники домой.

В моей «волшебной коробке» был мини-музыкальный центр, с разноцветными кнопочками и веселыми мелодиями. Им играл сегодня маленький мальчик, пока я рассказывала его родителям, чем заболел их малыш и как его нужно лечить. Прощаясь, родители попросили взять игрушку в коридор и оставить на рецепшене, уходя. Но на рецепшене  так и не оставили. Так же «выростают ноги» и у других детских игрушек, и даже цветных карандашей,  лежащих в холле.

Это делается не от бедности и безысходности. Речь идет о частой клинике и людях, способных заплатить более 400 грн за консультацию врача.  Конечно, они могут купить своему ребенку  игрушку за 50-100 грн и дороже.

Родители понимают, что эти игрушки —  не сувенир на память о посещении, а что-то, что нужно оставить, уходя. Понимают, что забирая то, что им не принадлежит, совершают воровство. И тем не менее, уносят с собой.

Что мотивирует людей забирать все, что «плохо лежит»? И, главное, понимают ли они, чему  учат своих детей, поступая так?

Шевелева Анна, педиатр. 

При использовании материалов блога обязательна индексируемая ссылка на источник — блог mama-pediatr.com и указание автора.

Вам также может быть интересно:

Leave a Reply